Проблема в масштабе - Е. Мирошникова

Даже люди, далёкие от увлечения коллекционированием моделей железных дорог, не останутся равнодушными, увидев зарубежные миниатюрные поезда. Причём модельная индустрия производит их едва ли не со времён появления первых настоящих железных дорог. Почему же в России, имеющей более чем полуторавековую железнодорожную историю, никогда не было развито промышленное изготовление таких моделей? «Гудок» попытался найти ответ на этот вопрос.

Коллекционирование моделей железнодорожной техники в России всегда было довольно редким хобби. По оценке Общества любителей железных дорог (ВОЛЖД), на всю многомиллионную страну крупных коллекционеров сегодня около ста человек. И это в государстве, где стальная магистраль в буквальном смысле связана с жизнью практически каждого человека. В то же время в Германии на пике увлечения, который пришёлся на 80-е годы прошлого века, собиранием железнодорожных моделей увлекалась каждая четвёртая семья.

Почему же хобби не получило большого распространения в России? Главная причина, по мнению московского коллекционера с 40-летним стажем Андрея Михасева, кроется в том, что в стране никогда не было промышленного производства моделей. Во времена Советского Союза «электрическую железную дорогу» в соцлагере производила ГДР. У нас эти модели всегда были дефицитом и продавались только в крупных городах, поэтому увлекались коллекционированием в основном столичные жители.

На Западе это хобби развивалось более интенсивно, разносторонне, и этому способствовали конкурирующие производители. В той же Германии есть фирмы, которым по 150 лет, – например, компания «Мэрклин», у которой, конечно, налаженное производство и богатые традиции.

Правда, в 80-х годах прошлого века советскими энтузиастами были предприняты попытки серийного выпуска моделей на заводе электронной промышленности в Курске – паровоз Ов с двумя пригородными вагонами. Самому заводу такое «удовольствие» было навязано сверху в виде обязательного на ту пору производства товаров широкого потребления. Была ещё одна попытка промышленно выпустить модель-копию дизель-поезда ДР1А. Но всё это скорее как исключение из общих правил. Производство моделей – сложный технологический процесс с высокой культурой производства, который нереально наладить в качестве ширпотреба. Да и ширпотребом прецизионные модели по определению быть не могут.

После развала СССР людям и вовсе стало не до выпуска моделей, но рухнувший «занавес» сделал доступным богатейший выбор зарубежных моделей. Однако возникла другая проблема – в советские времена гэдээровские паровозики продавались по цене игрушек. Теперь же средняя цена модели современного локомотива – 300 евро. Модель двухосного вагона стоит не менее 30 евро, четырёхосного – не менее 50 евро. А к ним нужны рельсы и стрелки, строения, фигурки людей, деревья и прочее, необходимое для строительства макета. Да и вообще место, где этот макет можно разместить, не всегда можно найти.

– На Западе в настоящее время тоже снизилась активность коллекционирования, – говорит Андрей Михасев. – Одна из причин кроется в тенденции 1990-х годов, когда фирмы, которые плотно сидели на рынке и имели своих покупателей, немного упустили тему вовлечения в хобби нового поколения, в первую очередь детей, считая, что модели и без того прекрасно продаются. Время же менялось, появлялись новые увлечения – к примеру, виртуальные игры и Интернет. И для многих детей миниатюрные железные дороги перестали быть интересными.

Сейчас западные производители пытаются найти выход из кризиса, в том числе прощупывают и российский рынок. В чём это выражается? Каждый моделист хочет воспроизвести на макете не абстрактную железную дорогу, а конкретно свою, отечественную. Западные модели, построенные по советским прототипам, массово не производились – единичные исключения были малодостоверны.

Поскольку массовый выпуск каждой новой модели требует значительных финансовых вложений – для локомотива, например, суммы измеряются сотнями тысяч евро, западные фирмы изначально пытаются выпускать «двойные» модели: их прототипы работали в двух странах. Например, тепловоз советской серии М62, прототип которого в своё время в большом количестве шёл на экспорт, давно имеется в виде модели немецких железных дорог. И в таком случае производитель экономит – делает одну пресс-форму, по которой выпускаются модели для разных рынков – в разной окраске и с принадлежностью к железным дорогам разных стран.

– С выпуском наших моделей для западного покупателя мы опоздали, говорит Андрей Михасев, – На рынок вышли китайские производители с моделями своих прототипов, и любители по всему миру стали интересоваться экзотическим «паром под красной звездой». Более того, восточный колорит, настоянный на крутой смеси коммунистической символики, золота и кумача китайских фонариков, драконов, пагод и иероглифов, вынес приговор возможности продвинуть на Запад модели советской тематики. Более экзотичный Китай оказался и более расторопным. А если бы российские модели начали производить году этак в 1985-м, на волне интереса к «Горби», то сейчас они могли бы активно реализовываться и на Западе, и у нас, тем самым дав импульс развитию российского коллекционирования и, как следствие – отечественного производства. Ведь как устроен процесс коллекционирования? Купил один паровоз – к нему захочется – вагоны, затем макет, так и появляются большие коллекции. И серьёзные коллекционеры строят макеты строго в рамках какой-то конкретной страны.

Но тем не менее повод для оптимизма есть. По данным председателя ВОЛЖД Алексея Вульфова, в последние годы в России стали чаще появляться мастерские, изготавливающие модели отечественных железных дорог, пусть порой и кустарные. Есть в этой области и свои легенды – ныне покойный Андрей Белолипский, который буквально «на кухне» делал модели высокого качества под брендом «Мастер». Но одно дело сделать для себя, а другое – подготовить оснастку для массового производства: нужны технологии литья из пластмасс под давлением, доступные только в заводских условиях. Кустари же изготавливают свои модели из эпоксидной смолы в резиновых формах – это более дешёвая технология, но так изделия можно выпускать только ограниченным тиражом.

Коллекционер и моделист Сергей Павлов называет и другую причину неразвитости производства и коллекционирования моделей в России:
– Мало того, что не было особой поддержки ни от МПС в своё время, ни от ОАО «РЖД», но они ещё ставят палки в колёса, – говорит он. – У нас в стране до сих пор, например, запрещено фотографировать железную дорогу. А без точных фото не воспроизведёшь модель. В Германии на любой станции машинист разрешит снимать даже внутри кабины, а у нас это может дойти до уголовного дела. Я лично несколько раз ходил на станцию с просьбой сфотографировать старую водонапорную башню – меня оттуда выгоняли. Очень многим взрослым людям и детям нравится железная дорога, и нужно прививать любовь к ней, а у нас она только отбивается.

В ФРГ, например, по словам эксперта, железнодорожники только приветствуют моделизм – на многих вокзалах страны есть киоски, где продаются модели с логотипом железных дорог Германии. И там, конечно же, не препятствуют производству этих моделей.

На вопрос, обращались ли российские производители с этим вопросом в ОАО «РЖД», моделист говорит, что для начала даже непонятно, к кому именно обращаться.
– Если бы ОАО «РЖД» само проявило инициативу и поставило на вокзалах киоски по продаже моделей, это могло бы дать импульс. Надо чаще делать выставки, приучать к этому людей, – говорит Сергей Павлов. – Что бы ни говорили о компьютерах, у детей есть к моделизму огромный интерес – я это вижу на выставках, магазинах.

За комментариями «Гудок» обратился в ОАО «РЖД».
– Производство игрушек или коллекционных масштабных моделей железнодорожного подвижного состава не является одним из видов деятельности ОАО «РЖД», это просто не наш бизнес, – пояснил заместитель начальника департамента корпоративных коммуникаций ОАО «РЖД» Павел Зотов. – Конечно, появление в широкой продаже такой продукции при условии, что она будет качественной и легально произведённой, могло бы способствовать укреплению нашего бренда и служить для нас дополнительной рекламой. Поэтому компания, которая решит наладить производство игрушек или моделей, а равно и любой другой продукции с фирменной символикой бренда «РЖД», может обратиться к нам с подобным предложением. В рамках Системы управления брендом ОАО «РЖД» существуют как порядок принятия решения о том, будем ли мы рекомендовать заключение лицензионного договора на право использования бренда «РЖД», так и критерии, на основании которых это решение принимается. Условия же лицензионного договора будут определяться индивидуально, в зависимости от того, с каким предложением выйдет к нам потенциальный лицензиат.

Андрей Михасев пояснил «Гудку», что на Западе модельные фирмы традиционно свободно использовали логотипы железнодорожных компаний. В последние годы обозначилась тенденция получения разрешений на использование логотипов, но делается это либо бесплатно, либо за символические деньги.


Опубликовано в газете «Гудок» 28.11.2010




[an error occurred while processing this directive]