Роль историко-культурного наследия в развитии корпоративной культуры ОАО «РЖД» - М. Булатова. Доклад на конференции «Пути сохранения и пропаганды исторического наследия ОАО «РЖД»

Обсуждая роль историко-культурного наследия в развитии корпоративной культуры ОАО РЖД, прежде всего, необходимо удостовериться, что все участники диалога одинаково понимают слова «культура» и производные от него. Иначе, без определений базовых дефиниций, диалог не удастся сделать конструктивным.

Слово «культура» имеет сложную и длинную биографию. Его древнейшие корни лингвисты находят в индоевропейском *kuel – «двигаться, вращаться». Исходный глагольный корень мог относиться к вещи – отсюда происходит русское слово «колесо». Этот же корень можно было отнести к человеку, тогда он приобретал смысл «находиться, пребывать» (по той же лингвистической схеме, по какой образуется выражение «вращаться в обществе»).

В европейские языки, в том числе русский, слово «культура» пришло из латыни. Морфологически оно представляет собой причастие будущего времени (произведенное по тому же типу, что и natura), образованное от глагола colo, соlere. «Этот латинский глагол имеет широкий спектр значений. Выделяются три основные группы смыслов: 1) 'обрабатывать', 'возделывать'; 2) 'взращивать'; 3) 'обитать', 'населять' (последнее через латинское colonus трансформировалось в колония). По мнению одного из авторитетных исследователей, существовала несомненная связь трех групп значений соlere в латинской культуре Рима».1

На протяжении нескольких веков римляне использовали слово «культура» исключительно в применении к сельскому хозяйству – как возделывание и выращивание растений и домашних животных. Лишь в первом веке до нашей эры Марк Туллий Цицерон ввел в употребление красивую метафору (троп) – cultura animi, «возделывание души». «Как плодоносное поле без возделывания не дает урожая,- – отмечает Цицерон, – так и душа. Возделывание души (culturа animi) – философия: она выпалывает в душе пороки, приготовляет душу к принятию посева и вверяет ей – сеет, так сказать, – только те семена, которые, вызрев, приносят обильный урожай».2

Христианская церковь предпочла животноводство, так что метафора Цицерона преобразовалсь в троп «добрый пастырь». Культура стала восприниматься по аналогии с той заботой и водительством, которые осуществляет пастух по отношению к своим овечкам. Пастух (боуколос по-гречески) стал устойчивым символом Христа и священников, несущих слово Христово. Традиционное христианское понимание культуры тяготеет к буколичности, оно призывает к мирному труду и кротости. Войны и прочие хищнические проявления человеческой природы воспринимаются негативно, как явления антикультурные – как неизбежное, и даже необходимое, но все-таки зло. Так и продолжалось, пока не настал век Просвещения.

Собственно говоря, уже крестовые походы и последующий Ренессанс породили множество парадоксальных фигур католических священников-воинов, свирепых римских пап и хитрых политиков-кардиналов. И понятие культуры под давлением реалий европейской жизни запутывалось и множилось в своих трактовках.

В «Идеях к философии истории человечества» (1782-1787) Георг Гердер пишет так: «Нет ничего менее определенного, чем это слово – «культура», и нет ничего более обманчивого, как прилагать его к целым векам и народам. Как мало культурных людей в культурном народе! И в каких чертах следует усматривать культурность? И способствует ли культура счастью людей?»3

Итак, примем как данность отсутствие конкретного смысла у слова «культура». Взращивание, да, но самое важное – взращивание чего? Нет смысла говорить о культуре, пока мы не определимся, о какой именно культуре речь, каковы ее цели и ценности, куда она ведет и призывает.

Сосредоточиваясь на такой разновидности культуры, как культура корпоративная, мы логично определяемся в предмете взращивания – это такие качества сотрудников, которые повышают их эффективность, лояльность и позволяют гармонично сотрудничать на благо корпорации. Перечень таких качеств можно обнаружить, изучая программные стратегические документы ОАО РЖД – миссию и Кодекс деловой этики.

Кроме обычных целей и ценностей коммерческой организации – повышения качества и количества продаваемых услуг, роста производительности труда и прибылей – ОАО РЖД ставит перед собой задачу глубокой интеграции в евроазиатскую транспортную систему. В условиях текущего экономического кризиса международное сотрудничество и активное участие в организации товарно-пассажирских потоков между Азией в Европой действительно выглядят как единственная возможность преодолеть спад и снижение спроса. Об этом говорил Президент ОАО РЖД В. И. Якунин в своем интервью газете «Комсомольская правда» от 21 октября 2008 года.4 Не скрывая масштабов потерь (названа сумма в 70 миллиардов рублей недополученной прибыли), глава корпорации оптимистично отозвался о проектах, совместных с Германией, Финляндией, Австрией, Китаем и рядом других стран Европы и Азии.

С явной ориентацией на международные нормы сформирован и Кодекс деловой этики. Из документа видно, что руководство ОАО РЖД твердо держит установку на ценности глобальных бизнес-стандартов: открытого и прозрачного ведения дел, основанного на высоком уровне доверия между партнерами.

Доверие, как считает знаменитый американский политолог и философ Фрэнсис Фукуяма, является ключевым понятием современного глобального рынка. Именно дефицит доверия вызывает катастрофические нарушения в развитии экономики компаний, стран и регионов, особенно тяжело сказываясь на состоянии крупных корпораций.5

Состояние дефицита доверия в экономической психологии также называется тревожностью. Недоверие, подозрительность, страх – синонимы тревожности – прямо противоположны доверию и пороождаются его дефицитом.

Начиная с эссе Даниила Бернулли «Основания для новой теории измерения риска», опубликованного в 1738 году6, экономическая психология принимает аксиому об избегании тревожных состояний. Считается неизбежным и естественым, что подавляющее большинство людей стремится к доверию и бежит от страха.

Однако реалии сегодняшней социальной жизни заставляют подвергнуть сомнению аксиому Бернулли.

Предположим, что стремление к порядку (выглядевшее столь естественным в Швейцарии эпохи Просвещения) в повседневной реальности соседствует со стремлением к хаосу, страху, тревожности. Тогда мы должны наблюдать заметное количество людей, получающих удовольствие от переживания тревожности, неуверенности, азарта и прочих авантюристических эмоций. Для таких людей высокую ценность могут представлять эмоции, родственные страху или производные от него – гнев, агрессия, смелость и храбрость, презрение и отвращение.7 Они получают удовольствие от конфликтов и сами постоянно их провоцируют.

К сожалению, подобные фигуры вовсе не являются редкостью в сегодняшней России. Впрочем, хищные авантюристы составляют заметную часть бизнес-элиты во всем мире. Собираясь в коллективы, такие люди образуют своеобразный тип корпоративной культуры – мафиозный (предаторный, меримнический).8

Предаторной культуре противостоит другой тип корпоративных культур – иерархический (этиальный, стоический). Слово «иерархия» (греческое Ιεραρχία, от ιερός — священный порядок и άρχω — правление) можно перевести как «власть порядка», «власть закона». Корпоративная культура иерархического типа опирается на людей, для которых базовой ценностью являются состояния совести, долга, чести и закона. Такие люди сами, по внутреннему влечению стремятся добросовестно и честно трудиться, воспринимая свой труд как источник радости и гордости.

Количество людей азартных и авантюристичных, воспринимающих страх в качестве положительной эмоции, достаточно велико. И сушествуют такие области экономики, где доля авантюризма вполне уместна и даже необходима (главным образом, в области мелкого и среднего бизнеса). Однако для эффективной работы таких крупномасштабных монополий, как ОАО РЖД, предаторная корпоративная культура очевидно вредна и опасна. Неотъемлемые признаки данного типа культуры – непредсказуемость, несправедливость, пренебрежительное отношение к людям и к закону – катастрофичны для специфики железных дорог и решаемых ими задач. Не подлежит сомнению, что признаки предаторной культуры, наблюдаемые в последнее время в некоторых подразделениях ОАО РЖД, порождены не внутренними тенденциями, а внешними факторами. Дело в том, что в последние годы фоновый уровень страха (тревожности) в нашей стране был весьма высок.

Для измерения уровня тревожности в текстах международных, российских и региональных СМИ нами была разработана оригинальная методика на базе частотного контент-анализа. Для обработки исходных текстов использовалась специальная компьютерная программа, что позволило исследовать значительные массивы исходной информации (около 500 тысяч слов).

Анализ показал, что уровень тревожности в публикациях зарубежных СМИ о России превышает нормальное значение. Однако, несмотря на значительные колебания в зависимости от текущей политической конъюнктуры, общий тренд динамики образа России переломился после 2005 года и сейчас демонстрирует устойчивое снижение – в среднем на 10% за год.

Аналогичным образом снижается уровень тревожности в публикациях наиболее массовых российских СМИ. В течение трех лет (с 2003 по 2005 год) общая тревожность текстов нарастала с постепенным замедлением. В начале 2006 года тенденция переломилась и уровень тревожности начал быстро снижаться (сплошная кривая на рисунке). Можно сказать, что общий уровень тревожности, стимулирующий расцвет корпоративных культур предаторного типа, уже снижается.

Уровень тревожности (в условных баллах) в публикациях российских СМИ по данным частотного контент-анализа:

Таким образом, установки руководства ОАО РЖД на построение корпоративной культуры, базирующейся на высоком уровне доверия (низкой тревожности) соответствуют объективным социально-психологическим процессам в современном российском обществе.

В этой связи совершенно особое значение приобретает тема сохранения и использования историко-культурного наследия российских железных дорог. Задача развития корпоративной культуры как взращивания комплекса личностных качеств, основанных на чувствах долга, чести и совести, очевидно требует уважительного и внимательного отношения к прошлому компании, к ее истории и традициям. Однако работа с культурно-историческим наследием с данной точки зрения не сводится к музеефикации предметов материального свойства.

Очевидно, воспитание личностных свойств, присущих корпоративной культуре иерархического типа следует начинать с детства и продолжать до тех пор, пока базовые черты личности не сформируются (то есть, до возраста 21 года). Такая задача может быть решена лишь в том случае, если материалы по истории отечественных железных дорог будут планомерно включаться в учебные программы ведомственных детских садов, лицеев и высших школ. Преподавание предметов, связанных с историей компании, должно вестись больше не с информационных, а с воспитательных позиций – как источник примеров добросовестного и честного отношения к своей профессии.

Программный документ «Целевая программа «Молодежь ОАО «Российские железные дороги» (2006-2010 гг.)», принятая в 2006 году в рамках Функциональной стратегии развития кадрового потенциала ОАО «РЖД», включает в рассмотрение не только молодых сотрудников Компании (до 30 лет), но и потенциальный резерв кадрового потенциала – подростков и детей (начиная с 1 года). В работе с молодежью особенно важно делать осознанный упор на воспитание базовых элементов именно иерархической корпоративной культуры. Для этого необходимо творчески освоить и применять весь обширный арсенал средств такого воспитания, который накоплен в ходе исторического развития иерархических культур. К ним относятся введение специальных программ высшей школы, спецкурсов для средних школ, а также разработка системы ритуалов и ступенчатого статусного роста (почетные звания и награды – начиная с раннего школьного возраста), и так далее – вплоть до выпуска игрушек, в дизайне которых заложены образы традиционной корпоративной культуры российских железных дорог. Очевидно, что разработка конкретных методик, учебных программ и прочих носителей иерархической корпоративной культуры должна активно использовать богатое историко-культурное наследие РЖД.

Сегодня, в период кризисного обострения экономических проблем, как никогда возрастает роль корпоративной культуры ОАО РЖД – той субстанции, которая цементирует коллектив компании и сплачивает его перед лицом рыночной стихии. Повышение уровня доверия как внутри компании, так и со стороны ее зарубежных партнеров – жизненная, неотложная задача управления в масштабах всего ОАО РЖД. Именно на эту задачу должны быть направлены усилия как управленческих структур самой компании, так и педагогических коллективов корпоративных учебных заведений. Только тогда российские железные дороги смогут с честью пройти испытания кризисом.




1 Асоян Ю., Малафеев А. Открытие идеи культуры. Опыт русской культурологии середины XIX - начала ХХ веков. 2-е изд., исправленное и дополненное. М.: ОГИ (Объединенное гуманитарное издательство), 2001, с. 29.

2 Цицерон. Избранные сочинения. М.: Художественная литература, 1975. С. 252.

3 Гердер И. Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука, 1977. С. 6-7.

4 Рукобратский В. Президент ОАО «РЖД» Владимир ЯКУНИН: «После мирового финансового кризиса возникнет новый экономический порядок» // Комсомольская правда.

5 Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. М.: ООО Издательство АСТ, 2004.- 730 с.

6 Bernulli D. Exposition of a new theory on the measurement of risk // Econometrica. 1954. V. 22. P. 23-36.

7 Ильин Е. П. Эмоции и чувства. 2-е издание. СПб: Питер, 2007. – 784 с.

8 Веблен Т. Теория праздного класса / Вступ. ст. С. Г. Сорокиной. М.: Прогресс, 1984. – 367 с.


М. Н. Булатова, кандидат философских наук, доцент кафедры связей с общественностью и рекламных технологий Иркутского государственного университета




[an error occurred while processing this directive]